Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

На церковно-украинскую тему

Как шутил поэт Семён Гудзенко: "Женился по расчёту, а оказалось - по любви". Вот и я писал этот текст в расчёте на публикацию за гонорар. Но "Главред" его не принял, а в "День" я его и не предлагал - по формату не подошло бы. Выкладывю так.

Побеждённый своей победой
-Как правильно пишется имя предстоятеля ПЦУ: «Эпифаний» или «Епифаний»?
-Пиши «Филарет» - не ошибёшься.
Свежий анекдот
Сейчас, когда страсти вокруг томоса немного улеглись, можно уже подвести некоторые предварительные итоги эпохального события. Об окончательных итогах говорить пока рано, хотя и сам томос уже получен, и интронизация предстоятеля церкви прошла, и даже состоялось первое заседание её синода. Всё это – лишь первые шаги, и ещё многое предстоит сделать. Тем не менее, материал для некоторых выводов уже есть.
Вероятно, следующая фраза многим покажется резкой и грубой. И тем не менее, Филарет в этой истории сумел совершить абсолютно невозможное: превзойти Кирилла в глупости. Впрочем, вся схватка вокруг автокефалии украинской церкви напоминала такой боксёрский поединок, каждый участник которого наносит удары не противнику, а самому себе. Чей-то успех – это результат не его усилий, а неудачи соперника.
Сама собой вспоминается Оранжевая революция и последовавшие за ней события. Своим успехом эта революция в первую очередь обязана усилиям одного человека – Владимира Путина. Чем активнее и наглее Кремль продвигал во власть Януковича, призывая украинцев «покориться неизбежному» - тем больше укреплялись позиции Виктора Ющенко. По сути, эти действия и сделали его президентом Украины.
Но что было дальше? Да, Путин не смог победить Ющенко – но тот сам себя победил, и был вынужден покинуть политическую сцену.
Увы – история, как известно, учит лишь тому, что она никого ничему не учит. И то, что почти полтора десятилетия назад произошло на государственном плане, сейчас повторяется на церковном.
Уже тогда, когда Пётр Порошенко начал переговоры с вселенским патриархом, стало ясно: вопрос не в том, получит ли украинская церковь автокефалию, а в том, когда и на каких условиях она её получит. В томосе были заинтересованы слишком многие: Порошенко нуждался в политических очках в преддверии выборов, патриарх Варфоломей – в расширении сферы влияния своего престола, а украинское общество – в освобождении от церковного диктата Москвы. Перефразируя Маяковского, если это кому-нибудь нужно – звёзды зажигают.
На месте Кирилла всякий разумный церковный (как и нецерковный) политик вспомнил бы старое мудрое правило: то, что нельзя победить, нужно возглавить. Следовало бы взять инициативу в свои руки и заявить: «Зачем вам константинопольский томос? Мы дадим вам свой, самой последней модели! И никаких споров о каноничности не возникнет».
Нет нужды уточнять, что в этом случае иерархи УПЦ МП получили бы указание стать самыми ревностными поборниками автокефалии, и, разумеется, принять участие в объединительном соборе. Там, благодаря своей численности, они вполне могли бы провести в предстоятели ставленника Кирилла. Да, Москва утратила бы прямую власть над украинской церковью, но сохранила бы огромное влияние на неё. Разумеется, тут и патриарх Варфоломей продолжил бы участие в игре – всё же у него за плечами многовековая школа византийской интриги. Но ресурсы РПЦ позволили бы посостязаться с ним и на этом поле.
Однако в нынешней Москве интриги не в чести. Там предпочитают куда более простой подход: отдал приказ – получил отчёт об исполнении. Неподчинение приказу – это бунт, вот и всё. Так обстояли дела в 2004 году, так они обстоят и сейчас.
Поэтому Московский патриархат пошёл единственным известным ему путём – путём давления и принуждения. А насилие всегда вызывает сопротивление. Уступить в данном случае значило бы для Порошенко капитулировать перед Россией, а для Варфоломея – перед Кириллом. Конечно, оба они не могли этого себе позволить, поскольку тогда продемонстрировали бы свою незначительность и несамостоятельность. Да, и Варфоломей, и Порошенко сделали для автокефалии украинской церкви куда больше, чем Филарет (к нему мы вернёмся чуть позже) – но всё-таки меньше, чем Кирилл, благодаря которому эта автокефалия и стала реальностью,
На территории Украины появилась каноничная православная церковь, признанная на мировом уровне – но при этом церковь национальная.  Теперь верующий избавился от необходимости разрываться между «я – украинец» и «я – православный». Представлялось естественным, что всякий, кто желает исповедовать каноническое православие, не порывая со своей нацией, просто перейдёт в эту церковь. Казалось, что УПЦ МП может спасти разве только чудо.
Но чуда не понадобилось. Эту церковь спас Филарет.
Киевский первоеиерарх с самого начала находился в чрезвычайно выигрышном положении. В случае получения украинской церковью автокефалии именно он становился главным выгодополучателем. При этом всю работу за него делали Порошенко и Варфоломей. Филарету же оставалось только подождать, когда созревший плод сам упадёт ему в руки.
Плод и упал. Более того, Филарет смог возвести на престол предстоятеля этой церкви своего ставленника (умолчим об интригах, которые этому предшествовали). Всего и оставалось, что отойти в тень и оттуда дёргать за ниточки – благо ниточек за эти десятилетия набралось немало.
Однако дальше последовало такое заявление: «Сегодня имеем предстоятеля Блаженнейшего митрополита Епифания, который является предстоятелем Украинской православной церкви, но я остаюсь патриархом» (https://www.unian.net/society/10401465-filaret-zayavil-chto-ostaetsya-patriarhom.html). Да, действительно, за Филаретом закреплён титул «почётный патриарх». Но ведь это один из тех случаев, когда прилагательное полностью меняет смысл существительного. Если к вам обратились «милостивый государь» - не стоит после этого кричать, что вас провозгласили государем.
По сути, Филарет этими словами подтвердил: новосозданную церковь возглавляет именно он. Епифаний играет при нём всего лишь ту роль, которую в России 2008-2012 годов играл при Путине Медведев. Сомнительно, чтобы это обстоятельство добавляло авторитета ПЦУ.
В дальнейшем в некоторых СМИ публиковались и другие слова, вроде бы произнесённые Филаретом: «Какая новая церковь? Церковь существует больше 25 лет. И если бы не было этой церкви Киевского патриархата, то кому томос давать — этим двум московским архиереям без приходов? Ясно, что дали томос Киевскому патриархату». Правда, автор этой статьи не смог найти данного высказывания ни на одном надёжном украинском ресурсе, который был бы вне всякого сомнения не подконтролен Кремлю. Вполне возможно, что это – российская пропаганда, и ничего подобного Филарет в действительности не говорил.
Однако прежние церковные структуры сохраняются. Сохраняется и патриарх, постоянно забывающий, что он – лишь почётный.
А теперь приведём немного сухой статистики. Недавно член синода ПЦУ архиепископ Евстратий сообщил, что сейчас эта церковьнасчитывает около семи тысяч церковных общин. В рядах Украинской православной церкви Московского патриархата их примерно 11 тысяч (https://realukraine.net/publications/nazvano-primernoe-chislo-prihodov-ptsu/). Из второй церкви в первую перешли на сегодняшний день чуть двух сотен приходов, то есть в пределах статистической погрешности – и это преподносится как грандиозное достижение. Тут уж не знаешь, смеяться или плакать.
Что же, всё вполне естественно. Общины МП могли бы перейти в новую церковь, чистую от прежних грехов. Но зачем им Киевский патриархат? Если бы они хотели к нему примкнуть, то уже давно бы это сделали – в запасе имелась четверть века.
Действительно, ПЦУ (или всё-таки прежняя УПЦ КП?) теперь имеет томос, и, следовательно, канонична. Но и УПЦ МП никто каноничности не лишал. Так зачем верующим менять Понтия на Пилата?
В сухом остатке мы имеем следующее. Кирилл, безусловно, проиграл – теперь на территории Украины существует православная церковь, независимая от него. Варфоломей выиграл – ведь новая украинская церковь находится под его омофором, а Филарет – вопрос решаемый.
Но выиграл и Путин. Украина остаётся расколотой по религиозному признаку (оставлю за скобками свои эмоции по поводу того, насколько это может быть актуально для цивилизованной европейской страны XXIвека). Свыше половины украинских православных по-прежнему контролируются из Москвы. Те и другие готовы сцепиться между собой. Православные титушки уже поигрывают бейсбольными битами.
Зато президент получил возможность в канун выборов проехаться по стране, победно размахивая томосом. За него можно порадоваться. За всех остальных как-то не получается.

О текущем моменте

В тактическом смысле, безусловно, эта ваша автокефалия - штука в хозяйстве полезная, это я вам говорю как атеист и антиклерикал. Вырваться из-под церковного влияния Москвы и оттяпать у РПЦ украинскую недвижимость - что может быть приятнее?

Но! Если в Украине сформируется единая и общепризнанная (кроме России, понятное дело) православная церковь - она может поиметь слишком много влияния, особенно учитывая нынешние танцы вокруг пресловутого томоса. Тем более Порошенко - подсвечник, какого даже в России ещё поискать. Есть риск, что новая автокефальная УПЦ станет серьёзной не только общественной, но и политической силой - то есть фактором государственной политики.

Отсюда следуют две не слишком приятные вещи. Во-первых, возникает обоснованное опасение за принципы светского государства (а Украина - это Европа, ещё не забыли?). Во-вторых, такой расклад может не очень понравиться всем неправославным. Ну ладно, наш брат атеист - а западные греко-католики? А татары-мусульмане?

В общем, поосторожнее бы тут.

Аморальность религии, или Дилемма Авраама

То, что худшие мерзости в человеческой истории творились во имя религии - это уже давно общее место. Но эти мерзости, как правило, объявляют эксцессами, так сказать, отклонениями от генеральной линии. Мало кто решается заявить, что крестовые походы, джихад, сожжения ведьм и еретиков отнюдь не случайны, они вытекают из самой сущности религии. А между тем, это ведь так и есть - по крайней мере, в отношении авраамических религий, то есть иудаизма, христианства и ислама.

Особенность названных религий в этической сфере состоит в том, что они, с одной стороны, объявляют бога источником нравственности и наивысшим авторитетом в этой области, а с другой стороны, самого его выводят из поля действия морали - кто осмелится судить решения бога? Разумеется, и в иудаизме, и в христианстве, и в исламе есть свой до мелочей разработанный этический кодекс, но во всех трёх случаях он перекрывается одним правилом: нравственно исполнение божьей воли, в чём бы она ни состояла. А её нарушение - безнравственно.

Попросту говоря, как следует поступить Аврааму, когда бог велит ему принести в жертву Исаака? Обыденная человеческая мораль, к которой привыкли мы с вами, требует отказаться сделать это. Но с религиозной точки зрения это будет нарушением божьей воли, то есть аморальным поступком.



Авраам жил - если вообще жил - больше трёх тысяч лет назад, а его тень преследует человечество до сих пор. До сих пор его пример доказывает: убивать вообще-то нельзя, но если бог велит - не только можно, но и нужно. А бог-то, строго по Галичу, именно это и твердит: "Иди и убей!". Бог велел крестоносцам резать мусульман (а мусульманам христиан), он же приказывал европейским католикам и протестантам истреблять друг друга, а уж что он предписывает современным игиловцам, это я вообще молчу. Я особо подчёркиваю: во всех этих случаях убийство с религиозной точки зрения - не отступление от нравственности, а высшая нравственность. Deus vult, Авраам Фаррыч не даст соврать.

Правда, современное христианство - что в католическом варианте, что в протестантском, что в православном (даже в нынешней России) к убийствам почти никогда не призывает, а наоборот, всячески демонстрирует кротость и доброту. Но не есть ли это доброта волка на псарне? Во всяком случае, проявляться она начала века с XIX, когда церковь в Европе крепко получила по зубам от светского общества (что уж говорить, если даже в до предела католической Италии народ ликвидировал церковное государство и лишил папу светской власти). Лично я не уверен, что церковь останется такой же доброй, если вновь получит возможность убивать. Сама логика авраамической религии допускает способ авторитетом бога временно отменять действие нравственности. И благословлять убийства.

А я полагаю так: нравственность придумана для того, чтобы людям было максимально удобно сосуществовать друг с другом. Она должна служить человеку, и потому провозглашение любой ценности - повторяю, любой, неважно какой - выше человека по своей сути безнравственно. Такое решение вновь возвращает нас к вопросу многотысячелетней давности: должен Авраам перерезать горло сыну, или нет?

Война

Похоже, большинство моих соотечественников в детстве невнимательно читало "Семь подземных королей". А  зря.


Но в этом есть лишь небольшая доля их собственной вины. Гораздо больше вина советской (и отчасти постсоветской) пропаганды. Где тот кусок Второй Мировой войны, который традиционно принято называть Великой Отечественной, представляется чем-то красивым, благородным, героическим. А порой и весёлым - как, например, в "Крепком орешке" (не в том, где Брус Вылез, а в другом, советском).

Никто, блджад, никто не объяснил этим овощам, что война - это грязь и мясокровькишкираспидорасило. Причём кишки не чьи-нибудь, а лично твои. Или кишки твоего брата, сына или друга. Что война - это всё для фронта, и, значит, ничего для тыла, который должен радоваться, когда удалось полакомиться лебедой или крапивой.

Нет, эти мудаки привыкли к героизации самого мерзкого, что только может произойти на свете. И теперь пишут на стёклах своих машин: "1941-1945. Можем повторить". Хотя им, идиотам, следовало бы молиться всем известным богам, чтобы ЭТО не пришлось повторять. А потом выдумать несколько новых богов и им тоже помолиться - на всякий случай.

Я обычно изо всех сил стараюсь воздерживаться от излишних эмоций и сохранить у себя в ЖЖ холодную голову. Но сейчас, извините, эмоции себе всё же позволю:

ОПОМНИТЕСЬ, УЕБАНЫ!
морда лица

О людях верующих и не очень

Тут коллега eyra_0501 напомнил об этой не столь уж давней истории.

Я бы их всех живьем в печку запихал. Это Содом и Гоморра, я как верующий человек не могу к этому относиться равнодушно, это живая опасность моим детям.

И мне вот что подумалось. Что вообще это значит - быть человеком верующим, принадлежать к какой-то религии? На мой взгляд, это в первую очередь предполагает добровольное принятие и соблюдение некоторых правил. Скажем, если ты желаешь с полным правом называться иудеем - не смей есть свинину, христианином - не смей молиться и приносить жертвы языческим богам... Это я, конечно, упрощаю и огрубляю.

Словом, статус верующего по своей сути может только налагать дополнительные обязанности, но никоим образом не давать какие-то права. Хочешь верить - на здоровье, но окружающим до этого какое дело?

А in Soviet Russia всё наоборот. Тут люди, включая процитированного актёра, требуют для себя привилегий именно на том основании, что они верующие. Не они сами должны соответствовать требованиям своей религии - окружающий мир должен соответствовать их взглядам. И людей на полном серьёзе тащат в тюрьму за то, что они оскорбили чьи-то религиозные чувства. Ну пусть оскорбили - что тут страшного? Как известно, нравственный человек судит себя, безнравственный - других.

И потому, если некто начнёт чего-то требовать на том основании, что он верующий - плюньте ему в глаза и отключите микрофон.
морда лица

Папа, покажи какой-нибудь фокус

И папа таки да показал фокус.

По наводкеeyra_0501.

"Я хочу, чтобы Вы вышли на улицы с протестами, я хочу беспорядков в епархиях, я хочу, чтобы Церковь вышла на улицы и покинула мирской покой, удобство и клерикализм, чтобы мы перестали быть запертыми сами в себе", – обратился к собравшимся Папа Римский.

Словом, классическое "Огонь по штабам!". На мой взгляд, давно пора, хоть я и не католик.

Ловлю себя на мысли, что сеньор Бергольо в качестве папы мне скорее нравится, чем не. Он, конечно, не Иоанн XXIII. Но он вполне похож на Иоанна Павла I, проживи тот подольше.

Надеюсь, Франциска так скоро не траванут.

Прикладное православие


Когда-то, почти две тысячи лет назад, Марциал сочинил замечательную эпиграмму:

Хлоя-злодейка семь раз на гробницах мужей написала:
"Сделала Хлоя". Скажи, можно ли искренней быть?


Оказывается, можно. Меня на эту прелесть навёл pups_alik.

Другим же, как и мне, видится – как бы это пафосно ни звучало – что это единственный шанс к спасению нашей страны как целостного, сильного и процветающего государства

Точнее и не скажешь. Иерей и "специалист теологии" открыто признаёт: задача РПЦ вовсе не в том, чтобы проповедовать людям Евангелие и спасать их души. Вера в бога идёт лесом, Христос тоже. Что вы со всякими пустяками пристаёте к серьёзным людям?

Цель другая: спасение Сраной Рашки как сильного и целостного государства. Чтобы мощная она была, чтобы все её боялись, и ни одна сука пикнуть не смела. Они уже и сами не скрывают, что их православие - чисто прикладное, призванное обслуживать государство. О котором, на минуточку, в Библии ничего не говорится.

Одно дело, когда государство использует религию в своих интересах. Если есть такая возможность - что ж не использовать? И совсем другое - когда сам священник открыто ставит превыше всего интересы этого уёбищного государства.

Ну да, попы - это те же чиновники, только в рясах вместо костюмов. Трэш, угар и содомия начинаются тогда, когда эти царские холуи пытаются претендовать на какой-то нравственный авторитет. 

Однако почему-то принято считать, что поп больше достоин уважения, чем порноактёр. Хотя от второго вреда гораздо меньше.

Против Тарасова


У меня во фредленте уже который день кипит обсуждение той статьи Тарасова про Пусси Райот. Да и вы и сами её наверняка читали. А если кому-то читать лениво, то там краткое содержание такое же, как в любой другой тарасовской статье: все пидарасы, а Тарасов - д'Артаньян.

Я всё это время молчал, как Чарли Чаплин. Но уж если сам Бланки высказался на эту тему, то и мне больше нельзя отмалчиваться.

Итак, в чём же Тарасов неправ? Во-первых, вот в чём:

При чем тут светская власть? Абсолютно ни при чем. Это внутрицерковное дело, внутри церкви оно и должно разрешаться. Если пусечки — действительно православные, прихожанки РПЦ, то церковь вправе применить к ним разные санкции: отлучить от церкви, предать анафеме, наложить епитимью. Вот посадить в тюрьму не может: в отличие от дореволюционных времен церковных тюрем у нас пока что нет. Но может, кстати, пойти по другому пути (не репрессивному) и вызвать пусечек на публичный диспут.


Ой, я вас умоляю. Так рассуждать может только человек, который живёт где угодно, кроме России. При чём тут светская власть? Она в нашей стране - всегда, везде и при всём. Или кто-то верит, что в России церковь в самом деле отделена от государства? Детсадовцу это простительно, но Тарасов-то - мощный старик, гигант мысли и отец русской герильи. И такой человек не знает, что РПЦ - это в сегодняшней России министерство идеологии? Да нет, отчего же, знает:

Но РПЦ еще и мечтает получить (де-факто она к этому уже близка) статус государственной церкви — с соответствующими экономическими преференциями. В обмен на идеологическое освящение режима и строя, конечно. То есть церковь мечтает о возвращении цезарепапизма.

Святая истина. Я бы даже сказал, не близка, а уже получила этот статус. Поэтому выступить в России против церкви - значит выступить против власти. И наоборот, естественно. Власть от бога, а церковь - от власти. Поэтому, как я уже говорил, в нашей стране у официальных православных не может быть чисто религиозных чувств - только религиозно-государственные.

И тут появляются Пусси Райот, пляшут и поют. Что же именно поют?

Глава КГБ, их главный святой
Ведет протестующих в СИЗО под конвой...
...Церковная хвала прогнивших воджей
Крестный ход из черных лимузинов
В школу к тебе собирается проповедник
Иди на урок - принеси ему денег!
Патриарх Гундяй верит в Путина
Лучше бы в Бога, сука, верил...


О художественной форме этого текста говорить не буду. А вот содержание выверено с гениальной точностью. Удар наносится не по государству и не по церкви, а по тому месту, где эти сиамские близнецы срослись.

Эффект, как известно, превзошёл самые смелые ожидания. Да, казённый характер русского православия вскрылся в полной мере, но это не главное. Гораздо важнее то, что идущий ещё с декабря процесс размежевания в нашем обществе вступил в новую стадию. По одну сторону оказались поборники средневекового мракобесия (причём многие из инх - атеисты или называют себя таковыми), по другую - сторонники гражданских свобод и светского государства. Теперь уже не ошибёшься, кто есть ху. Акция Пуссей оказалась успешной на 146%.

Но вот как это комментирует Тарасов:

И вдруг: пусечки! На территории церкви! В ХХС! Какой подарок! Какая мощная волна поднялась и в СМИ, и в интернете: это, дескать, всё не разрозненные, случайно совпавшие события, нет, это — тщательно подготовленная и срежиссированная кампания травли и преследования родной РПЦ со стороны врагов православия, врагов России, русского народа и, страшно сказать, Путина.

Интересно, кем нужно быть, чтобы увидеть в этом травлю господствующей РПЦ? Насквозь зомбированный путиноид на такое способен, но ведь ему и повода не надо - он и так отыщет во всём происки Госдепа. А человек мало-мальски адекватный увидит события такими, каковы они и есть в действительности: государственная церковь готова растерзать любого, кто хоть слово скажет против неё.

Необязательно в личном плане симпатизировать Пуссям, чтобы признать: такое положение дел высветилось во многом их стараниями. Это - серьёзная заслуга.

Ну а Тарасов... Он один умный в белом пальто стоит красивый.

Как, впрочем, всегда.

Религиозное


Мне тут давеча бросили упрёк, что я, дескать, всегда бичую только русское православие, а другие религии не трогаю.

Вообще-то с моей стороны это вполне логично. Я живу в России, а здесь именно РПЦ проявляет особую наглость и лезет во все сферы жизни. А я что вижу, про то и пою.

Но решил я таки показать свою объективность и беспристрастность. И чтобы никому не было обидно.